Meso-Wharton P199: результаты постмаркетингового клинического исследования

Научные и клинические исследования Meso-Wharton P199™: результаты постмаркетингового клинического исследования

Настоящее клиническое исследование относиться к постмаркетинговым испытаниям, которые позволяют получить более подробную информацию о безопасности и эффективности зарегистрированного препарата в пределах показаний, в отношении которых разрешено медицинское применение.

Целью постмаркетинговых испытаний изделия медицинского назначения — геля для интрадермального введения Meso-Wharton P199™ — являлось подтверждение его клинической эффективности и безопасности в качестве препарата, оказывающего биореструктуризирующее, увлажняющее действие на кожу лица для повышения ее тонуса и эластичности, улучшения цвета, коррекции возрастных изменений.

В качестве регламентирующих документов в испытательный центр были представлены регистрационное удостоверение № ФСЗ 2010/06641 от 05 мая 2010 г. Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, сертификат качества и протоколы токсикологических испытаний.

Исследования проводились на протяжении 3 месяцев (второй квартал 2012 г.).

Характеристика препарата

Препарат «Meso-Wharton P199™» (лаборатории ABG LAB (USA)) представляет собой прозрачный, бесцветный, апирогенный, стерильный, вязкий гель на основе высокомолекулярной гиалуроновой кислоты неживотного происхождения, в состав которого входят полипептид Wharton Jelly Peptide P199, факторы роста и комплекс из 54 активных ингредиентов (витамины, аминокислоты, микроэлементы, коэнзимы и нуклеиновые кислоты). Молекулярная масса ГК составляет 2900 кДа, концентрация — 1,56%. Гиалуроновая кислота получена биотехнологическим путем, не содержит примесей животного белка, что позволяет максимально снизить риск развития аллергических реакций и исключает необходимость проведения теста на аллергенность.

Препарат стерильный, выпускается в шприцах объемом 1,5 мл для одноразового применения. Хранится при комнатной температуре в защищенном от света месте.

Биологические свойства активных ингредиентов:

Биосинтетическая гиалуроновая кислота

Гиалуроновая кислота относится к классу гликозаминогликанов и является естественным компонентом соединительной ткани. В составе дермы выполняет пластическую и трофическую функции, обладает выраженным увлажняющим действием, аккумулируя вокруг себя большое количество воды, что придает коже тонус, тургор и поддерживает эластичность. Препараты на основе высокомолекулярной гиалуроновой кислоты обладают противовоспалительным, репаративным, трофостимулирующим, детоксицирующим действием.

Возрастные изменения кожи связаны с изменением качества и количества гликозаминогликанов, снижением уровня гидратации, хроническим провоспалительным фоном. А потому использование препаратов высокомолекулярной гиалуроновой кислоты для терапии и профилактики старения кожи является патогенетически обоснованным.

Полипептид Wharton Jelly Peptide P199

Данный полипептид является синтетическим аналогом эмбрионального пептида, который обнаружен в составе Вартонова студня пуповины человека. Пептид Р199 стимулирует синтез каскада сигнальных молекул, необходимых для активации пролиферации локализованных в коже стволовых клеток. Под его действием происходит обновление клеточного пула дермы и эпидермиса, повышение синтетической активности клеток кожи, укрепление ее структуры и барьерных свойств.

Факторы роста

EGF (Rh-Oligopeptid-1, эпидермальный фактор роста) способствует пролиферации эпителиальных и эндотелиальных клеток. Замедляет хронологическое старение кожи. Обладает митогенным действием в отношении фибробластов в культуре.

IGF (Rh-Oligopeptid-2, инсулиноподобный фактор роста) оказывает влияние на внутриклеточный метаболизм, стимулирует обновление клеток. Способствует синтезу коллагена и эластина. Улучшает текстуру кожи (повышает ее плотность).

FGFb (Rh-Polipeptid-1, фактор роста фибробластов основной) положительно влияет на митотическую активность клеток кожи (действует как внутриклеточный активатор пролиферации). Стимулирует синтез компонентов внеклеточного матрикса (коллагена и фибронектина) фибробластами. Участвует в регуляции заживления и восстановления кожи, нормализует микроциркуляцию.

CG (Copper tripeptide-1, медьсодержащий трипептид) активизирует микроциркуляцию, повышает митотическую активность клеток, синтез коллагена и гиалуроновой кислоты. Способствует восстановлению кожного покрова. Ускоряет рост новых капилляров на участке повреждения. Является противовоспалительным фактором.

TRX (Rh-Polipeptid-2, тиоредоксин) — антиоксидант, ингибитор процесса перекисного окисления липидов. Нейтрализует свободные радикалы, защищает мембраны клеток от свободнорадикального повреждения. Регулирует апоптоз, повышает митотическую активность клеток. Моделирует выработку меланина.

Другие компоненты

Витамин A (ретиноиды) поддерживает плотность и эластичность кожи, регулирует процесс кератинизации.

Витамины группы B влияют на метаболизм эссенциальных жирных кислот, функцию сальных желез, поддерживают репаративные процессы в коже.

Витамин C обеспечивает баланс меланина, способствует процессам посттрансляционной модификации коллагена, необходимой для формирования полноценных волокон, поддерживает баланс процессов окисления-восстановления.

Витамин E защищает клеточные мембраны и липидные структуры кожи от окисления, инактивирует свободные радикалы, ингибирует образование гидроперекисей, предотвращает окислительное повреждение клеточных мембран, является антигипоксантом.

Витамин К обладает антигеморрагическим, сосудорасширяющим действием, улучшает микроциркуляцию.

Комплекс аминокислот выполняет трофические функции, некоторые аминокислоты (ГАМК) — регуляторные. Микроэлементы, глутатион, коэнзим А выступают в роли кофакторов различных ферментов, в том числе отвечающих за синтез компонентов внеклеточного матрикса. Экзогенные нуклеотиды и азотистые основания (гуанозин, цитозин) являются поставщиками «строительных кирпичиков» для синтеза ДНК и РНК.

Аминокислоты, витамины и факторы роста присутствуют в виде микрокапсул, что наряду с высокой вязкостью раствора, поддерживает их пролонгированное высвобождение из места введения.

Комментарии по применению препарата Meso-Wharton P199™

Показания к применению 

Показания к проведению терапии с использованием препарата, который вводится в целевые зоны с помощью интрадермальных инъекций, включают следующее:

• возрастные изменения кожи (морщины, потеря тонуса и эластичности, гравитационный птоз);

• подготовка к пластическим операциям и реабилитация после них;

• восстановление кожи после срединных и глубоких пилингов, лазерной шлифовки и других травматичных процедур, когда требуется поддержка репаративного потенциала кожи;

• гиперпигментация;

• выраженная дегидратация кожи.

Как правило, мезотерапия с использованием препарата проводится пациентам старше 40 лет.

Введение в сочетании с другими лекарственными препаратами и изделиями не изучалось.

Противопоказания

Препарат не применяется, если у пациента выявлены:

• острые воспалительные высыпания (акне, герпес) или проявления хронических кожных заболеваний в зоне предполагаемых инъекций;

•  повышенная чувствительность к компонентам препарата;

• аутоиммунные заболевания в анамнезе или текущая терапия иммуносупрессорами;

• наличие постоянного имплантата в зонах предполагаемой коррекции;

• беременность и лактация.

Способ применения

Перед началом процедуры необходимо полностью удалить макияж. Затем кожу трижды обрабатывают антисептиком: 0,05% раствором хлоргексидина или мирамистином. Для повышения комфортности процедуры возможно проведение аппликационной анестезии.

Рекомендуемые способы введения

В зависимости от области коррекции, степени выраженности возрастных изменений пи желаемого эффекта возможно варьирование техники инъекций:

• техника микробугорков (множественных микроинъекций) подразумевает введение иглы под углом 45° к поверхности кожи. Препарат инъецируется на глубине 2–2,5 мм. Для инъекций применяются ультратонкие иглы 32G длиной 4 мм. Использование данной техники целесообразно на участках лица и тела с более толстой кожей.

• техника микропапул предусматривает введение иглы параллельно коже. Препарат инъецируется на глубине 1–2 мм, диаметр папулы не превышает 1 мм. Для инъекций используются ультратонкие иглы 33G длиной 4 мм. Применение данной техники показано на участках тонкой кожи, например, в периорбитальной области.

На обкалывание одной зоны лица (например, щечноскуловой области) используется не более 0,5–0,6 мл препарата.

Возможные нежелательные явления

В качестве нежелательных явлений, сопровождающих процедуру инъекций, возможны капиллярное кровотечение в месте введения; локальные постинъекционные отек и/или эритема; длительно сохраняющиеся папулы. Все эти проявления разрешаются самопроизвольно в течение 1–2 дней.

Обо всех других нежелательных явлениях или осложнениях, а также в случае, если описанные нежелательные явления наблюдаются более 2 дней, пациент должен сообщить лечащему врачу для назначения соответствующего лечения.

Меры предосторожности

Необходимо соблюдать все санитарно-эпидемиологические требования к проведению инвазивных процедур, чтобы исключить риск инфицирования. Исключается введение Мезовартон и других инъекционных препаратов, в том числе филлеров, на одной процедуре. Области инъекций не следует подвергать интенсивным температурным воздействиям — нагреванию (на солнце, в солярии, в сауне) или охлаждению.

Дизайн клинического исследования

Постмаркетинговое ограниченное клиническое исследование эффективности и безопасности терапии возрастных изменений кожи с помощью инъекционного препарата Meso-Wharton P199™ проводилось с участием 7 пациентов женского пола в возрасте 40–50 лет (5 пациенток) и 51–60 лет (2 пациентки). Всем пациенткам проводилась мезотерапия периорбитальных и щечноскуловых областей.

Критерии включения пациенток в исследование:

• наличие возрастных изменений кожи, то есть показаний к проведению терапии. У 2 пациенток имелись возрастные изменения деформационного характера с выраженной пастозностью, у 5 — комбинированный тип старения лица по классификации И.И. Кольгуненко;

• желание пациенток участвовать в исследовании, подтвержденное подписание протокола добровольного информированного согласия.

Критерии исключения:

• соматические заболевания в стадии обострения или декомпенсации;

• беременность, период лактации;

• непереносимость компонентов препарата;

• участие в других клинических исследованиях во время проведения данного и в течение 3-х месяцев до него;

• намерение получить какие-либо другие косметологические процедуры во время проведения исследования.

В части проведения инструментальной диагностики исследование можно считать контролируемым. Группа контроля включала 7 женщин молодого возраста, на коже лица которых отсутствовали признаки возрастных изменений или присутствовали единичные признаки. Клинически кожа оценивалась как гладкая, упругая, эластичная. Перед проведением процедуры пациенткам группы лечения кожа лица обрабатывалась 0,05% раствором хлоргексидина биглюконата.

Пациенткам с низким болевым порогом проводилась аппликационная анестезия препаратом Мезонамб. Инъекции выполнялись в технике микропапул в периорбитальной области (включая область подвижного века, то есть до ресничного края) и в технике микробугорков — в щечной и скуловой.

Построение терапевтического курса различалось у пациенток разных возрастных групп. Пациенткам 40–50 лет проводили 6 процедур: 4 процедуры с интервалом 1 раз в неделю, затем 2 процедуры с интервалом 2 недели. Инъекции в периорбитальной области выполняли на всех процедурах, инъекции в щечной и скуловой областях — двукратно на 3-й и 5-й процедурах.

Пациенткам 50–60 лет проводили 8 процедур: 6 процедур с интервалом 1 раз в неделю, затем 2 процедуры с интервалом 2 недели. Инъекции в периорбитальной области выполняли на всех процедурах, инъекции в щечной и скуловой областях — двухкратно на 3-й и 5-й процедурах.

Результаты терапии оценивали клинически и посредством неинвазивных методов морфофункциональной диагностики кожи до первой процедуры, после 2, 4, 6 (8) процедур (исследование результатов предыдущей процедуры выполняли непосредственно перед последующей) и по окончании периода наблюдения (через месяц после последней процедуры).

УЗ-сканирование кожи проводили с использованием ультразвукового дерматологического сканера DUB TPM (Германия) с датчиком 22 МГц. Цель исследования — выявление выраженности гиперкератоза, изучение структурной организации дермы, равномерности распределения эхо-сигнала и акустической плотности дермы, то есть показателей, косвенным образом отражающих состояние дермальных волокнистых структур.

Исследование кожи на аппарате Soft plus (Италия) позволяло изучить динамику показателей увлажненности рогового слоя (корнеометрия), жирности (себуметрия) и эластичности (кутометрия) кожи. Эти измерения проводили участницам из группы лечения на разных сроках и участницам из группы контроля однократно.

Фотосъемка на профессиональном фотоаппарате высокого разрешения проводилась для оценки рельефа кожи и объективного документирования клинической картины.

Результаты исследования

При проведении инъекций врач-исследователь отметил, что даже при использовании очень тонких игл препарат вводился легко.

Клинически значимый эффект наблюдался после второй процедуры интрадермальных инъекций препарата. Отмечалось повышение тонуса и тургора кожи, выравнивание пигментации, уменьшение степени выраженности морщин (табл. 1, рис. 1), улучшение линии овала лица.

После проведения инъекций отмечались следующие нежелательные явления: отечность и эритема в течение часа после процедуры у всех пациентов (100%), кратковременное точечное кровотечение в зоне инъекции у 2-х пациенток (28%). При наблюдении за пациентками в течение месяца после последней процедуры какихлибо иных нежелательных явлений, в том числе реакций индивидуальной гиперчувствительности, выявлено не было.

Результаты ультразвукового сканирования кожи подтвердили клиническую эффективность терапии. Сразу после инъекций введенный препарат в дерме не визуализировался. Увеличение толщины, акустической плотности дермы с равномерным распределением эхосигнала, свидетельствующее о компактном расположении белковых волокон, отмечалось после проведения 4-х процедур. После завершения курса лечения наблюдалось восстановление рельефа эпидермиса, а все позитивные изменения на уровне дермы были более выраженными (рис. 2).

Пациентка Н. 52-х лет, комбинированный тип старения лица.

А — клиническая картина до проведения терапии.

В — состояние кожи периорбитальной области после проведения 8 процедур: разглаживание тонких морщин в области нижнего века, уплотнение кожи в области верхнего века.

Пациентка М. 48-ми лет, комбинированный тип старения лица.

C — клиническая картина до проведения терапии.

D — состояние кожи периорбитальной области после проведения 6 процедур: выраженное разглаживание тонких морщин в области нижнего века, уменьшение выраженности депрессии, уменьшение глубины и протяженности «гусиных лапок».

Пациентка М. 48-ми лет, комбинированный тип

старения лица. Та же пациентка, что и на фото C и D.

E — картина до проведения терапии.

G — клиническая картина после 6 процедур: уменьшение глубины подглазничной борозды, улучшение рельефа лица в щечноскуловой области, уменьшение глубины носогубной складки. Улучшение цвета лица, выравнивание пигментации, повышение качества кожи (гладкость, тонус, тургор).

Пациентка М. 40-ка лет, деформационный тип

старения лица.

H — клиническая картина до проведения терапии.

I — картина после проведения 6 процедур: выравнивание рельефа лица в подглазничной области, уменьшение глубины носогубных складок. Улучшение цвета лица и повышение качества кожи (гладкость, тонус, тургор).

Рис. 1. Клиническая эффективность терапии возрастных изменений кожи препаратом Meso-Wharton P199™

Пациентка М., 48-ми лет.

А — исходная клиническая картина: нарушение рельефа эпидермиса, сниженная акустическая плотность в субэпидермальной зоне. В нижних отделах дермы волокна гиперэхогенны.

В — картина после 6 процедур: восстановление рельефа эпидермиса. Дерма утолщена, акустическая плотность, в том числе и в субэпидермальной зоне, повышена, эхосигнал распределен равномерно, что свидетельствует о компактном расположении волокон. Признаки инфильтрации отсутствуют

Пациентка Н., 52-х лет.

C — исходная клиническая картина: контур эпидермиса неровный, эхо-сигнал неравномерный, отмечаются признаки очагового гиперкератоза. Эхогенность дермы в субэпидермальной зоне ослаблена, в нижних отделах дермы визуализируется усиление эхогенности.

D — картина после 4 процедур: выравнивание контура эпидермиса, более компактное и упорядоченное расположение волокон дермы.

E — картина после 8 процедур: увеличение толщины дермы и повышение акустической плотности. Равномерное распределение эхосигнала свидетельствует о компактном расположении структурных волокон. Признаки инфильтрации отсутствуют.

Рис. 2. Динамика изменений на УЗ-сканограммах кожи периорбитальной области в процессе курса интрадермальных инъекций препарата Meso-Wharton P199™

Признаков инфильтрации в виде округлых очагов сниженной эхогенности на УЗ-сканограммах выявлено не было.

Данные, полученные при обследовании пациентов на аппарате Soft plus, свидетельствуют о выраженном улучшении гидратации рогового слоя (повышение уровня гидратации на 53,8%) и увеличении эластичности кожи на 5,5% после завершения курса терапии с использованием препарата Meso-Wharton P199™ (табл. 2, рис. 3). Показатель жирности кожи выраженных изменений не претерпевал.

После статистической обработке данных (непараметрический анализ малой выборки — критерий Уилкоксона), полученных в ходе инструментальной диагностики, установлено, что повышение увлажненности рогового слоя и увеличение эластичности кожи после проведенной терапии по сравнению с исходным уровнем носят достоверный характер (р<0,05).

Возможно, отдельного комментария заслуживает заключение о значительном повышении уровня гидратации рогового слоя. С возрастом повышается вероятность нарушения эпидермального барьера кожи в результате фотоповреждения, алиментарных погрешностей, неправильного ухода, процессов биологического старения кожи. Все это приводит к снижению содержания липидов в роговом слое и нарушению их организации, увеличению трансэпидермальной потери воды и, как следствие, к дегидратации. Можно предположить, что за счет действия компонентов препарата, других факторов роста, витаминов и микроэлементов, а также гиалуроновой кислоты — восстанавливается продуктивная активность клеток кожи, происходит нормализация процессов кератинизации, созревания липидных барьерных структур рогового слоя, нормализуется испарение воды с поверхности кожи. И, как следствие, повышается гидратация всех слоев кожи, включая роговой слой эпидермиса. Однако гипергидратация рогового слоя также нежелательна, как и его гипогидратация. При сопоставлении показателей уровня гидратации рогового слоя контрольной группы участниц (61,3 ± 2,2) и пациенток группы лечения после курса терапии (от 59,1±5,3 до 66,0±5,1) достоверной разницы не наблюдается. То есть можно говорить о приближении показателя функциональной активности кожи пациенток, прошедших терапию, к уровню, характерному для молодого возраста.

Аналогичные наблюдения касаются и показателя эластичности: 51,1 ± 2,2 в группе контроля (молодые пациентки без признаков старения кожи) и аналогичные показатели — от 49,5±2,6 до 51,0±2,6 в группе лечения после его завершения. Это убедительное объективное подтверждение эффективности проведенной терапии.

Заключение

Ограниченные постмаркетинговые клинические испытания изделия медицинского назначения — геля для интрадермального введения — подтвердили высокую эффективность данного препарата в терапии возрастных изменений кожи лица.

После завершения курса терапии путем интрадермальных инъекций препарата в периорбитальную и щечноскуловую области наблюдалось явное улучшение клинической картины.

У пациенток разных возрастных групп отмечалось:

• улучшение цвета кожи, выравнивание пигментации, повышение тонуса и тургора кожи;

• разглаживание морщин под глазами и «гусиных лапок», уменьшение глубины носогубных складок, некоторый лифтинговый эффект.

Результаты морфофункциональной диагностики свидетельствовали о повышении гидратации рогового слоя, увеличении эластичности кожи. Причем данные показатели достигли уровня, характерного для молодого возраста.

УЗ-сканирование позволило выявить элементы существенной структурной перестройки кожи. И если в отношении эпидермиса отмечалось выравнивание толщины и уменьшение признаков гиперкератоза у пациенток старшего возраста, то на уровне дермы наблюдалось положительные тенденции у пациенток обеих возрастных групп:

• увеличение акустической плотности субэпидермальной зоны (резко сниженная эхогенность клинически отражается как дряблость кожи):

• увеличение толщины дермы;

• повышение акустической плотности дермы и равномерное распределение эхо-сигнала, что косвенно свидетельствует об увеличении плотности и компактности расположения структурных волокон.

Выраженный клинический эффект проявлялся после 2-й процедуры. Через месяц после завершения курса терапии клинический эффект сохранялся, а положительные структурнофункциональные изменения нарастали, что позволило сделать предположение о сохранение благоприятной клинической картины в более отдаленные сроки.

Удовлетворенность пациентов результатами проведенной терапии составила 5,0 баллов (по 5-балльной шкале), врача-исследователя — 4,8 балла. Высокая субъективная оценка эффективности терапии в косметологии не менее важна, чем данные объективной диагностики, поскольку речь идет именно о внешнем виде человека.