Розацеа: симбиоз дерматологии и косметологии

Статья из журнала КОСМЕТОЛОГ 2 [82] 2017 — (Скачать)

Автор:

Виктория Хрущк. м. н., доцент кафедры дерматологии и венерологии Одесского национального медицинского университета, врач дерматовенеролог, косметолог клиники ОНМедУ, действующий член Украинской ассоциации врачей дерматовенерологов и косметологов

 

Дерматологическое ведение пациентов с розацеа тесно переплетено с косметологическими процедурами.

Возможными причинами возникновения розацеа являются эндогенные (ангионевроз, нарушение функции желудочно-кишечного тракта и гепатобилиарной системы, эндокринной и нервной систем, изменение иммунного статуса) и экзогенные (воздействие ультрафиолетового излучения, климатических факторов, колонизации Demodex folliculorum, влияние раздражающих косметических субстанций) факторы.

Патофизиологические процессы при розацеа связаны с лабильностью сосудов, что клинически проявляется вспышками гиперемии, приливами, телеангиэктазиями и подтверждается гистологическими исследованиями в виде расширения капилляров дермы и лимфатических сосудов [1].

Существует теория, согласно которой этот процесс является результатом повышенного производства в коже пациентов с розацеа антимикробных пептидов кателицидинов, которые, подвергаясь органическому протеолизу, влияют на хемотаксис лейкоцитов, ангиогенез и экспрессию компонентов внеклеточного матрикса, что приводит к иммунозависимому хроническому воспалению кожи [2] с притоком воспалительных клеток и медиаторов воспаления, провоцируя в последующем фенотип розацеа с эритемой, папулами и пустулами. Вследствие вовлечения лимфатических сосудов развивается отечная припухлость (болезнь Морбигана). Хроническое воспаление и застой лимфы приводят к гиперплазии ткани, которая фенотипически выражается в гиперпластической грандулярной форме розацеа. По принципу амплификационного цикла хроническое воспаление может, в свою очередь, снова повреждать сосуды дермы и соединительную ткань [3].

Розацеа — полиэтиологическое заболевание, патологический процесс при котором локализуется преимущественно на лице, но возможна и экстрафасциальная локализация (шея, грудь). Клинически это сначала приходящая, а позже — персистирующая эритема, телеангиэктазии, папулы, пустулы, узлы, гиперплазия сальных желез и соединительной ткани. Лечение розацеа не всегда приводит к стойким хорошим результатам, что вызывает недовольство как у пациентов, так и у врачей. Именно поэтому терапия должна быть комплексной, с учетом вероятных этиологических факторов, клинической формы и проявлений заболевания, длительности и тяжести течения, переносимости тех или иных препаратов, сопутствующих соматических заболеваний, а также психоэмоциональных особенностей пациентов и их возможностей по уходу за кожей — как во время лечения, так и с профилактической целью в межрецидивные периоды [4].

Основными подходами в лечении розацеа являются:

• устранение провоцирующих факторов (инсоляция, алкоголь, горячее питье, специи, топические стероиды и др.);
• щадящий уход за кожей (деликатная очистка и гидратация);
• системная терапия (антибиотики тетрациклинового ряда, метронидазол, изотретиноин);
• наружная терапия (использование топических форм метронидазола, азелаиновой кислоты, клиндамицина, эритромицина, имидазола, перметрина, ингибиторов кальциневрина, препаратов серы и др.) [5].

Дерматологическое ведение пациентов с розацеа тесно переплетено с косметологическими процедурами. Люди с таким диагнозом довольно часто встречаются в ежедневной практике врача дерматовенеролога-косметолога. В комплексном лечении и для профилактики новых обострений им необходим адекватный косметический уход за кожей лица и короткие курсы лечебно-профилактических процедур, целью которых является коррекция тонуса мелких сосудов лица, улучшения качества кожи и, следовательно, общей ее привлекательности.

Учитывая патогенетические особенности розацеа, ведущую роль при котором играют сосудистые нарушения, обоснованным является применение у пациентов с данным заболеванием препарата Meso-Xanthin F199, являющегося уникальной разработкой лаборатории АВG Lab USA. Механизм действия препарата, заключающийся в устранении повреждения и воспаления клеток, позволяет использовать его для лечения и профилактики воспалительных заболеваний кожи лица. Спектр действия данного средства включает также усиление метаболических и антиоксидантных процессов в коже, усиление синтеза структурных белков кожи, восстановление гидролипидной мантии и водного баланса кожи, повышение ее тонуса. 

Использование данного препарата при розацеа также позволяет стабилизировать показатели жирности кожи, уменьшить размеры выводных протоков сальных желез, улучшить влажность, эластичность, кислотность кожи, уменьшить выраженность поствоспалительных дисхромий, неравномерности текстуры и изменений сосудистого рисунка кожи (фото 1-4). Процедуры биорепарации в виде множественных микроинъекций в поверхностные слои дермы проводят курсами один раз в год по 4 сеанса с перерыва- ми в 7-10 дней.

ScreenHunter_1278 May. 17 16.20

Сегодня пациенты все чаще делают выбор в пользу эстетических методов, позволяющих выглядеть естественно и обеспечивающих получение результата с минимальной агрессией. Использование патогенетически обоснованной технологии, которая представляет собой симбиоз дерматологии и косметологии, а именно — препарата Meso-Xanthin F199, оказывающего противовоспалительный и антиоксидантный эффект, в комплексном лечении, а также профилактике обострений у пациентов с розацеа, характеризуется высоким комплаенсом, способствует улучшению качества кожи и положительно влияет на капиллярные ангиодисплазии кожи.

 

Литература

1. Возіанова С. В. Розацеа: патогенез, лікування та перспективи нових досліджень // Акт. пробл. трансп. медицины. — 2008. — № 2 (12). — С. 127- 132.

2. Yamasaki K. et al. Increased serine protease activity and cathelicidin promotes skin inflammation in rosacea // Nat. Med., 2007, Vol. 13 (8): р. 975-980.

3. Lehmann P. Rosazea: epidemiologie, pathogenese, klinik und therapie // Hautarzt, 2005, Vol. 56 (9): р .871-885.

4. Сирмайс Н. С., Устинов М. В., Киселева Л. Ф. Сравнительная клиническая эффективность современных методов терапии при торпидно протекающих формах розацеа // Укр. ж-л. дерматол., венерол., косметол. — 2014. — № 2 (54). — С. 74-79.

5. Кутасевич Я. Ф., Маштакова И. А., Олейник И. А. Место системных ретиноидов в лечении розацеа // Укр. ж-л. дерматол., венерол., косметол. — 2014. — № 2 (54). — С. 48-52.