Статья Я.А.Юцковской и А.А. Даниловой о применении препарата «Meso-Xanthin F199™» и его эффективности при мезотерапии у пациенток репродуктивного возраста!

Напечатано в журнале «Инъекционные методы в косметологии  №2-2014» (Скачать)

 

Авторы:

Я.А. Юцковская — доктор медицинских наук, профессор, зав. кафедрой дерматовенерологии и косметологии ГБОУ ВПО ТГМУ Минздрава РФ (Владивосток), директор ООО «Клиника профессора Юцковской» (Москва)

А.А. Данилова — дерматовенеролог, косметолог, ООО «Клиника профессора Юцковской» (Москва)

 

Современные технологии антивозрастной (омолаживающей) терапии кожи предполагают использование методов и препаратов, способных с доказанной эффективностью «работать» на клеточном и субклеточном уровне, обеспечивая воспроизводимые клинические результаты.

Инъекционный препарат Meso-Xanthin F199 (ABG LAB, США) содержит фукоксантин; высокомолекулярную нестабилизированную гиалуроновую кислоту (3000 кД) в концентрации 1,56%; комплекс аминокислот; антиоксидант тиоредоксин, медьсодержащий трипептид, стимулирующий синтез коллагена в коже; витамины А, Е, С и факторы роста: эпидермальный, инсулиноподобный, фактор роста фибробластов (основной).

Фукоксантин — каротиноид бурых водорослей. С помощью специальной технологии некоторые биологические свойства этого соединения усилены, в том числе его эпигенетическое действие в отношение синтеза ряда белков. Под действием фукоксантина в культуре фибробластов кожи человека многократно увеличивается экспрессия генов функционально значимых пептидов − интегринов и GADD45A. Интегрины играют ключевую роль в двусторонних взаимодействиях клеток и межклеточного матрикса кожи, во многом определяющих пролиферативную и синтетическую активность клеток. Белок GADD45A участвует в репарации поврежденной ДНК и ее деметилировании, при посредничестве этого белка тормозится пролиферация опухолевых клеток на фоне применения фукоксантина. В экспериментах на животных показан фотопротекторный эффект фукоксантина. Проведенные экспериментальные и клинические исследования позволяют говорить об эпигенетических механизмах терапевтического действия препарата Meso-Xanthin F199.

Показания к применению препарата: профилактика увядания кожи; коррекция возрастных изменений кожи (морщины, потеря тонуса и эластичности, гравитационный птоз I-II степени); подготовка кожи к пластической операции, пилингу, лазерной шлифовке и реабилитация в послеоперационном периоде; комплексная терапия нарушений пигментации, синдрома обезвоженной кожи.

На базе ООО «Клиника профессора Юцковской» (Москва) пациентке 37 лет был проведен курс инъекций препарата Мезоксантин с динамической оценкой эффективности терапии, в том числе с привлечением аппаратных методов исследования.

Пациентка П. обратилась в клинику с жалобами на появление первых признаков возрастных изменений кожи лица и шеи (морщины, небольшая дряблость кожи, нечеткость контуров овала лица, снижение скорости заживления).

screenhunter_930-dec-23-16-21

Состояние кожи лица, шеи, области декольте и тыльной поверхности кистей рук до и после курса лечения оценивалось врачом клинически. Состояние кожи лица оценивалось также с помощью методов аппаратной диагностики кожи:
— ультразвукового сканирования кожи до и после курса процедур (DUB TPM, Германия) с датчиком 22 МГц;
— исследования функциональных показателей — эластичности (кутометрия), увлажненности (корнеометрия), жирности кожи (себуметрия), уровня пигментации, размера пор на аппарате Softplus (Италия).

Стандартизованное фотодокументирование проводилось на аппарате REVIAL Imager.

При осмотре: морщины единичные, неглубокие, признаки снижения тонуса и тургора кожи, неравномерная текстура, множественные эритематозные пятна, отдельные воспалительные элементы акне, которые, однако, не являлись предметом жалоб (рис. 1А).

По данным объективных методов исследования, наблюдались недостаточная увлажненность, повышенная жирность кожи, особенно в Т-зоне. При осмотре под лупой определялись множественные расширенные устья сальных желез в Т-зоне (средний диаметр пор 143 мкм) (рис. 2А). Наиболее значительное снижение эластичности кожи отмечалось в периорбитальных областях. На эхограмме кожи в области латерального края орбиты определялась неравномерная и неоднородная структура эпидермиса, пониженная эхогенность дермы, особенно в нижней трети, отсутствие четкой дифференциации между слоями дермы и дермой — гиподермой, хаотичное расположение коротких волокон в верхней части дермы (рис. 3А). Полученные данные аппаратной диагностики подтвердили наличие объективных признаков возрастных изменений кожи, которые морфологически проявлялись начальной степенью атрофии дермы. А также признаки нарушения себопродукции.

Клинический диагноз: начальные признаки возрастных изменений кожи, постпубертатное акне легкой степени тяжести, постакне, состояние себореи.

С терапевтической целью пациентке был назначен курс интрадермальных инъекций препарата Meso-Xanthin F199 в кожу области лица, шеи, декольте, тыльной поверхности кистей рук. Процедуры проводили с интервалом 10 дней, курс включал 5  процедур. Согласно протоколу, перед каждой процедурой выполняли трехкратную

screenhunter_931-dec-23-16-24 screenhunter_932-dec-23-16-24 screenhunter_933-dec-23-16-25

обработку кожи антисептиком (0,05% раствор хлоргексидина), после чего наносили пилингующий состав на основе глюконовой кислоты (Gluconic Acid Peel, ABG LAB LLC, США) с целью химического обеззараживания зон инъекций. Препарат вводили техникой множественных внутридермальных микроинъекций, в периорбитальной области использовали технику микропапул. Инъекции на лице выполняли по линиям Лангера. По окончании процедуры наносили тонким слоем восстанавливающую и успокаивающую маску (Post Treatment Mask, ABG LAB LLC, США).

Клиническую оценке результатов и функциональную диагностику проводили перед каждой процедурой и после завершения курса.

В процессе терапии и пациентка, и врач отметили выравнивание цвета и текстуры кожи, повышение упругости кожи, разглаживание мелких морщин. Одновременно выявлены отсутствие появления новых морфологических элементов акне, разрешение пигментированных и эритематозных пятен постакне, уменьшение жирного блеска кожи, эффекта зияния пор (рис. 1В, 2В). По данным аппаратной диагностики, наблюдалась выраженная положительная динамика показателей увлажненности, эластичности, жирности кожи по мере проведения курса лечения (рис. 4, 5).

В результате курса процедур интрадермальных инъекций препарата отмечалось:
— повышение уровня увлажненности рогового слоя эпидермиса на 38%;
— снижение жирности кожи на 62%, сужение пор на 15%;
— повышение эластичности кожи на 38%.

Ультразвуковое сканирование кожи показало выравнивание структуры и поверхности эпидермиса, увеличение ультразвуковой плотности субэпидермальной зоны, появление линейно ориентированных, упорядоченных гиперэхогенных участков в дерме (предположительно, вновь образованных коллагеновых волокон) (рис. 3В).

Заключение. Интрадермальные инъекции препарата Мезоксантин позволяют проводить эффективную коррекцию начальных признаков инволюционных изменений кожи (в большей степени обусловленных фотоповреждением).

В результате динамического наблюдения выявлено положительное влияние препарата на уровень себопродукции, течение воспалительного процесса. После проведения курса процедур у пациентки наступило разрешение элементов акне и постакне, при этом какой-либо иной терапии в период наблюдения не проводили. Данные этого наблюдения стадии поводом для инициации клинического исследования эффективности препарата Meso-Xanthin™ F199 в лечении постпубертатного акне. Результаты исследования планируются к публикации в одном из следующих номеров журнала.

На основании наблюдений за динамикой показателей функционального состояния кожи можно сделать несколько предположений, которые будут проверены в рамках предстоящего исследования:
— снижение уровня себопродукции и сокращение пор наблюдались уже после одной процедуры (рис. 5). Таким образом, в отношении коррекции проявлений себореи явный результат достигается за короткое время. Интересно, что уровень жирности кожи по мере проведения трех процедур постепенно снижается, однако затем несколько повышается. Вероятно, в данном случае можно говорить о нормализации себопродукции;
— восстановление гидратации рогового слоя происходит медленно и постепенно. Если основная жалоба пациента — сухость кожи, то следует ориентироваться на курс процедур. Аналогичная тенденция наблюдается и в отношении выравнивания рельефа кожи: хотя показатель эластичности кожи достигает максимума после 3 процедур и дальше практически не меняется, клиническая картина улучшается на протяжении всего курса;
— достигнутая стабилизация функциональных показателей позволяет предположить необходимость проведения поддерживающих процедур данной пациентке с интервалом 1,5 мес.

screenhunter_934-dec-23-16-32