Перспективы и современные результаты клинического использования пептидов в эстетической медицине

Авторы:

Жаров Е.В., Петриковский Б.М., Якубовская Е.С.

 

Снижение уровня клеточного обновления кожи — ключевой I момент в развитии процессов ее старения. Достижения в исследова­нии механизмов клеточного обновления кожи постоянно формируют новые зна­ния о развитии процессов старения и позволяют разрабатывать новые подхо­ды и методы «anti-age» терапии.

Основным строительным материа­лом организма являются белки, регулирующие большинство его жизненных функций, в том числе процессы старе­ния. Синтез белков в клетках с годами, а также под действием повреждающих экзо и эндогенных факторов снижает­ся. Старение на клеточном уровне за­ключается в том, что при полном удвое­нии ДНК после деления клеток цепочка ДНК с каждым копированием становит­ся короче, значит число делений клеток ограничивается. Однако, существует специальный фермент — теломераза, ко­торый может достраивать ДНК. Дока­зано, что пептиды активизируют теломеразу и этим тормозят преждевремен­ное старение организма . Косметологи начали проявлять интерес к пепти­дам после того, как в 1986 году амери­канский биохимик Стэнли Коэн полу­чил Нобелевскую премию за открытие полипептида — эпидермального факто­ра роста.

Возрастные изменения кожи связа­ны в том числе с нарастающей деграда­цией межклеточного вещества дермы. С одной стороны, падает синтетическая активность фибробластов, производя­щих межклеточный матрикс, с другой стороны, активируются матричные ферменты металлопротеиназы (ММП), разрушающие межклеточный матрикс. Диспропорция между синтезом и распадом также коррегируется с помощью сигнальных пептидов- стимуляторов (матрикины), запускающие в фибробла- стах синтетические процессы.

Поскольку тот или иной пептид представляет собой определенную последовательность аминокислот, он яв­ляется носителем уникального кода, определяющего избирательность его дей­ствия — способность передавать информацию строго определенному типу кле­ток. Г. Блобель получил Нобелевскую премию. в 1999 году за открытие этих так называемых «сигнальных пепти­дов», ответственных за адресный транс­порт белков в клетке.

Это означает, что тот или иной пеп­тид действует на строго определенный вид тканей — тканеспецифическое дей­ствие. Кроме того, пептиды регулируют активность генов путем комплементар­ного связывания с определенным участ­ком ДНК, что играет ключевую роль в ряде фундаментальных процессов хра­нения и передачи генетической инфор­мации. Благодаря этому связыванию они регулируют конформацию ДНК и экспрессию генов, и способствуют сти­муляции синтеза белка.

Установлен состав коротких пепти­дов из клеток многих органов, эти пеп­тиды были синтезированы и теперь та­ких веществ открыто много, все они но­сят общее название — пептидные биоре­гуляторы (ПБ). В настоящее время ис­пользуются ПБ полученные и из живот­ного сырья, однако, синтезированные пептидные биорегуляторы имеют нео­споримые преимущества — они безопас­нее, при синтезе проще обеспечить нуж­ное качество и чистоту.

Важно, что ПБ стимулируют ещё и образование ряда веществ, которые действуют в том же направлении, что и они сами, но активнее. Поэтому, усиле­ние синтеза белка идёт уже пролонгированно как цепная реакция. Ещё долго после того, как введённые в организм пептидные биорегуляторы завершили прямое взаимодействие со специфичны­ми для них структурами клетки, проис­ходит нарастание полученного эффекта нормализации функции органа за счет запуска целого каскада биохимических реакций.

Главной целью пептидной терапии является побуждение зрелых клеток к переходу в более активное функцио­нальное состояние, характерное для молодых клеток. Каждый организм имеет свою систему сигналов, коорди­нирующих деятельность как отдельных клеток, так и всего организма в целом. Сигнальные системы родственных орга­низмов близки и основаны на взаимо­действии сигнальных молекул и специ­фичных к ним рецепторов.

В настоящее время в рейтинге доро­гих и часто покупаемых товаров на пер­вые строки претендуют косметические средства с омолаживающим эффектом из-за добавления в них синтетических пептидов, что позволяет надолго сохра­нить привлекательность и отсрочить внешние возрастные проявления старения.

В последние годы показано, что лю­бое клеточное обновление, восстанов­ление кожных покровов осуществляет­ся за счет активации пролиферации и дифференцировки стволовых клеток (СК), локализованных в базальном слое эпидермиса и области волосяного фол­ликула. Клетки базального эпидермиса поддерживают пул кератиноцитов, СК волосяного фолликула являются мультипотентными, способными дифферен­цироваться как в кератиноциты, так и в различные клетки дермы. Основ­ной функцией этих клеток является физиологическая замена отслуживших дифференцированных клеток кожи и восстановление клеточного состава. Однако, для активации СК кожи необ­ходим «стартовый» каскад сигнальных молекул, синтез которых осуществля­ется каждую долю секунды и регулиру­ется СК и её микроокружением.

В стареющей коже вследствие кле­точного обеднения количество синтезируемых клетками информационных сиг­нальных молекул становится недоста­точным для активации пролиферации СК, они не активизируются без актив­ного микроокружения. Возникает необ­ходимость внесения «внешнего» сигна­ла для активации пролиферации СК и последующего клеточного обновления кожи.

Следовательно, задачей косметоло­гов является доставка в организм наи­более эффективным способом синтети­ческих пептидов, имеющих нужную комбинацию аминокислот для опреде­ленного эффекта. Несомненно этим требованиям отвечает инъекционный метод ввиде мезотерапии.

Инъекционные методики отличают­ся по своей технике, составу препаратов и принципу действия. Можно с уверен­ностью утверждать, что они — эффек­тивный способ омоложения кожи, а за­частую — и альтернатива пластической хирургии.

В этом отношении уникальным пре­паратом является Meso-Wharton P199, разработанный специалистами лаборатории ABG LAB (USA) и предназначенный для интенсивной биореви- тализации кожи лица и тела.

Эффективность технологии его при­менения обусловлена, содержащимся в составе препарата, синтетическим ана­логом эмбрионального пептида P199, открытие которого связано с професси­ональной деятельностью известного акушера-гинеколога, директора аку­шерской клиники NY Downtown Hospital (США) Б.М. Петриковского, являющегося высококлассным специа­листом по операциям на плоде при по­роках его развития. Он обратил внима­ние на то, что послеоперационное за­живление тканей плода всегда протека­ет без образования рубца, что под­тверждается в последующем осмотром новорожденного. Вначале он предполо­жил, а в последствии и доказал, что та­кой процесс заживления обусловлен высокой пролиферативной активнос­тью эмбриональных СК желеобразной эмбриональной субстанции пупочного канатика (Wharton’s Jelly).

Главные компоненты и ингредиент- ный состав Meso-Wharton P199 вклю­чают: высокомолекулярную гиалуроно- вую кислоту, комплекс олиго-элемен- тов, коэнзимов, аминокислот, витами­нов, факторов роста, инкапсулирован­ных в наносомы. Ядром препарата явля­ется синтетический аналог эмбриональ­ного пептида, который стимулирует об­новление клеток дермы, повышает син­тетическую активность фибробластов, способствует образованию гиалуроновой кислоты, полноценных волокон коллагена.

Мезовартон прошел все необходимые испытания, подтвержда­ющие его безопасность и зарегистриро­ван в Российской Федерации (РУ № ФС 2010/06641).

Это первый и пока единственный препарат, запускающий при мезотерапевтическом введении каскад важней­ших регенеративных реакций — меха­низма деления и увеличения количест­ва СК кожи. Показания к назначению курса процедур: возрастные изменения кожи (морщины, потеря тонуса и эластичности, гравитационный птоз), обез­воженная кожа, подготовка к пласти­ческим операциям и реабилитация по­сле них, восстановление кожи после лазерных шлифовок, химических пилингов, ожогов различного происхож­дения и др.

Meso-Wharton P199 поставляется в стеклянном шприце для одноразового использования. Содержимое шприца стерилизовано современным методом мембранной фильтрации. Непосредст­венно сама инъекция занимает не более получаса. Обезболивающие обычно не требуются, хотя можно нанести анесте­зирующий крем на соответствующий участок кожи.

Препарат применяется с использо­ванием техники точечных микроинъек­ций, интенсивный курс включает не­сколько процедур, число которых опре­деляется состоянием кожи, возрастом пациента и др.

Процедура позволяет доставлять необходимые витамины, нуклеиновые кислоты и аминокислоты, минералы и другие вещества непосредственно в средние слои кожи, что практически не­возможно при наружном нанесении ко­сметических средств. Концентрация этих веществ в месте инъекции сохраня­ется долго, создается запас, которого хватает на длительный срок. С другой стороны, множественные поверхност­ные инъекции оказывают дополнитель­ное воздействие, подключая механизмы рефлексотерапии.

Экспериментальные исследования кожи белых мышей после введения полипептида Р199, проведенные в Инсти­туте биологии развития им. Н.К. Кольцова Российской академии наук, пока­зали значительное увеличение экспрессии маркеров эпидермальных стволо­вых и транзиторных клеток: Oct- 4/Pou5F1, SSEA-3, SSEA-4, TRA-1-60. После применения полипептида в об­разцах кожи человека в области волося­ного фолликула установлено значи­тельное увеличение экспрессии марке­ров эпидермальных ( Р1-инттегрин, цитокератин 12 и19) СК и транзиторных клеток, а также выявлены значительные положительные изменения папилляр­ного и ретикулярного слоев дермы, об­наружены новые коллагеновые волокна с параллельным распределением друг к другу.

В ходе клинических испытаний 52 женщинам в возрасте от 38 до 66 лет вы­полнялись множественные интрадермальные микроинъекции. Обрабатывался овал лица (поднижнечелюстная область, латеральная поверхность щек) лоб, периорбитальная область.

Среди обследованных были паци­ентки с разным типом старения: хроно- старение, фотостарение, гормонозависимое или комбинированное. По харак­теру, количеству и глубине морщин ис­пытуемые распределяялись по шкале (Wrincle, Severity, Rating, Scale) WSRS, выраженность гравитационного птоза определялась по классификации, вклю­чающей пять степеней его развития.

В каждом случае до начала курса ле­чения и после его окончания регистрировались клинические, визуальные из­менения (морщинистость, гравитацион­ный птоз), а также результаты динами­ческого УЗ-исследования кожи.

При визуальном исследовании после проведения курса интрадермальных инъекций в область лица наблюдались заметное повышение тургора кожи, коррекция мимических морщин (сухая кожа в области нижнего века, носогубного треугольника), разглаживание ее макрорельефа, снижение выраженнос­ти гиперпигментации и улучшение кон­тура овала лица за счет коррекции «вто­рого» подбородка укрепление сосудис­той сетки, увлажнение кожи. Отмечался заметный лифтинг кожи за счет ее уп­лотнения, уменьшения количества мимических и глубины стационарных мор­щин, осветление темных круглв под гла­зами, пигментных пятен, выравнивался микро- и макрорельеф кожи.

При контрольном сканировании ко­жи после курса лечения во всех клини­ческих случаях наблюдалось значитель­ное усиление эхогенности в субэпидермальной области, что свидетельствова­ло об активизации неоколлагенеза и реструктуризации дермы (рисунок 1).

Таким образом, синтетический ана­лог эмбрионального пептида Meso-Wharton P199, производства лаборатории ABG LAB (USA), благодаря своему уникаль­ ному составу, запускающего при мезо- терапевтическом введении каскад важ­нейших регенеративных реакций, явля­ется эффективным средством интенсив­ной биоревитализации кожи. Сегодня уже понятно, что возможности терапев­тического применения препарата гораз­до шире ныне существующих, поэтому необходимо проведение дальнейших на­учных исследований для расширения показаний его клинического использования

pict

Рисунок 1. Область левой скулы до/после проведения курса процедур.

 

Литература:

Бурунова В.В., Мантурова Н.Е., Смир­нова Г.О. и др. Клеточные технологии в ревитализации кожи лица// Русский ме­дицинский журнал, 2009.— том 17.— № 17.-С.11-15.

Зорин В.Л., Зорина А.И., Черкасов В.Р. Анализ зарубежного рынка регенератив­ной медицины// Клеточная транспланто­логия и тканевая инженерия, 2009.-Том IV(3).-C.68-78.

Кольтовер В.К. Свободнорадикальная теория старения: современное состояние и перспективы// Успехи геронтологии, 1998.- № 2: -С.37-51.

Ланкин В.З. Окислительный стресс. М.: 2002,45 с.

Макеев О.Г., Улыбин А.И., Зубанов П.С., Малишевская Е.Г. Использование аутологичных культивируемых дермаль- ных фибробластов для коррекции дефек­тов кожи// Вестник эстетической меди­цины, 2008.-№ 7(2).-С.4-7.

Подколзин А.А., Донцов В.И., Крутько В.Н., Мегреладзе А.Г. и др. Антиокси­дантная защита организма при старении и некоторых патологических состояниях с ним связанных// Клиническая геронто­логия, 2001.-№ 3-4. -С.50-58.

Райцева С. Органотканевая терапия в эстетической медицине// Космети- ка&Медицина.-2010.-№3.- С.70-73.

Ролик И.С. Органопрепараты в совре­менной биомедицине// Журнал нату­ральной медицины, 2001.-№ 5(5).-С.2-7.

Рубина К. и др. Аутофибробласты: эс­тетические перспективы// Kosmetik international, 2008.-№3.-С. 73-75.

Сухих Г.Т., Малайцев В.В., Богданова И.М. Перспективы клинического исполь­зования трансплантации фетальных кле­ток в эстетической хирургии и космето­логии// Вестник эстетической медицины, 2002.-С.35-40.

Трейси П. Isolagen- face-лифтинг бу- дущего//Тезисы симпозиума «Inter- charm. Биотехнологии в эстетической медицине». Москва, 2005.- С. 36.

Туманов В.П. и др. Исследование эф­фективности использования культивиро­ванных аутофибробластов в системе anti-age// Новости клинической цитоло­гии России, 2008, №3.С-4.

Чернилевский В.Е., Крутько В.Н. Ис­тория изучения средств продления жиз­ни. Профилактика старения.- М., 2000, 56с.

Ярилин А.А. Кожа и иммунная систе­ма. Косметика & Медицина,. 2001.-№ 2.-С.5-13.

Heine Н. Wissenschaftliche Grundlagen der Organtherapie// Tierarztliche Umschau, 1996. № 51.-Р.71-73.

Mentz Н., Ruiz A., Patronella С. et al. Use of cultured autologenous fibroblasts for facial rejuvenation// Annual Meeting, American Society of Plastic Surgeons, Philadelphia, Pennsylvania, October 12,2004.

Boss W.K., Hakan U., Chernoff G. et al. Autologous cultured fibroblasts as cellular therapy in plastic surgery// Clin Plastic Surg, 2000.-№ 27(4).-Р.613-626.

Boss W. K., Hakan Usal, Fedor P.B., Chernoff G. Autologous cultured fibrob- last: protein repair system// Ann Plast Surg, 2000.-№ 44.-Р.536-542.

Weiss R.A., Weiss М.А., Beasley K.L., Munavalli G. Autologous cultured fibrob- last injection for facial contour deformities: a prospective, placebo-controlled, Phase III clinical trial// Dermatol Surg, 2007.-Mar. 33(3).-Р.263-268.

Briefing Document. Advisory Committee Materials: Avalable for Public Release. Isolagen Therapy TM (Laviv TM)// Autologous Cell Therapy, 2009.-Р.47.